Манипуляции и их жертвы. Защита от манипуляций в отношениях

19

Манипуляции в касательствах обычно вызывают негодование, а осознание себя их жертвой — чувство беспомощности, подозрительность и страх перед «всемогущими» манипуляторами. При этом многим тайком или явно хочется научиться владеть искусством манипулирования. Это амбивалентное отношение подогревает интерес к манипуляциям, порождая кругом них много мифов. Что такое манипуляции, как они работают и как их жертве защитить себя?

Суть манипуляции

Психологическая манипуляция — это тип социального, психологического воздействия, воображающий собой стремление изменить восприятие или поведение других людей при помощи скрытой, обманной и насильственной тактики.

Для понимания сути манипуляции в этом дефиниции важны 3 момента:

  1. Манипуляция — это принципиально непрямое воздействие. То есть манипулятор говорит и демонстрирует одно, а добивается при этом чего-то иного, о чем умалчивается. Оно может быть никак не связано с тем, что явлено, и даже прямо ему противоречить.
  2. Манипуляция — это лишь стремление повлиять на иного человека, но не само влияние.
  3. Моральный аспект касается не только целей манипуляции, а средств их достижения — тактики. Нередко манипуляции осуждают за «нехорошие» / корыстные цели и даже считают это их сутью. Но считать, что если цели «великодушные», то это уже не манипуляция, а мудрая забота, например — ошибка. Манипуляторы прекрасно умеют демонстрировать «благие» цели. И даже сами в них веруют. Отличить благие намерения от не благих очень сложно. Но от этого манипуляция не перестает быть собой. Все дело в позиции человека по касательству к другим людям, которая и обнаруживается и в средствах, и в целях (на поверку).

Почему люди манипулируют?

Манипулятору от людей обыкновенно чего-то надо (как, впрочем, и всем нам) и он непременно хочет это получить. Но почему нельзя по-нормальному — попросить, например? Потому, что у иного человека есть свобода воли, и на просьбу он может ответить «нет» — 50/50. Это даже если просьба вполне обыкновенная, а если его желание хищническое — он хочет нарушить границы, положил глаз на чужую собственность (тело, разум, эмоции, волю…), то вероятность отказа начинает приближаться к 100%.

Что же делать человеку, которому очень-очень хочется? Денег охота отжать у ближнего, услугу бесплатно или просто внимание. Или любви и семейного счастья хочется — и ведь партнеру тоже «неплохо» будет, он сможет «много ему дать и сделать его счастливым». Или хочется ребенка вырастить «хорошим человеком» — и он достоверно знает как, и уверен, что ребенок ему «потом спасибо скажет», просто пока блага своего на разумеет, несмышленыш… Вот и доводится кривить душей. Но все для блага же, ради людей!

Такова трагедия любого манипулятора. Возможно, кто-то даже проникся к нему сочувствием или разузнал себя. Есть ли кто без этого «греха»? Проблема в том, что почему-то никому не нравится, когда его используют в своих целях, против воли, да еще и обманным линией. Хотя мы часто не прочь искренне откликнуться на просьбу ближнего, нас оскорбляет «принуждение» к этому.

Для манипулятора люди — лишь объекты воздействия, а не субъекты, имеющие свою волю, с какими можно договориться. Плевать он хотел на их волю и свободу. И на их желания, потребности и чувства — тоже. Для него имеют смысл только свои желания, и то в людях, что их может удовлетворить. А люди, как субъекты, для него просто не существуют — иногда он даже поместить не может мысль, что у них есть какие-то свои желания и воля. Сознательно вроде допускает, но реально — нет.

В защиту манипуляторов стоит отметить, что они не вечно действуют цинично-осознанно. Часто они сами верят в свою «благонамеренность» и не отдают себе отчета в том, что творят. Манипулируют же они по какому-то наитию, почти самодействующи. Тем не менее, «собственническое» отношение к другим людям, исключающее уважение к их личности и воле, присутствует обязательно, даже если они в этом себе не сознаются.

В глубине души и по опыту манипулятор все равно знает, что посягает на чужое, и это «плохо». И естественно, хочет избежать рисков, связанных с посторонний волей и моральной оценкой своих желаний. Потому и действует исподтишка, в обход, добиваясь своего силой, но тайком — используя силу своего знания, на какие «кнопочки» давить в психике ближних. Таким образом, манипуляция — это вечно насилие над личностью другого, но непрямое (прямое насилие — уже не манипуляция).

Механика манипуляции

Говоря, что манипуляция — это воздействие, мы воображаем его, как некое событие, происходящее в реальном мире. По аналогии с физическим воздействием: замах, удар — объективная угроза и воздействие, с какими что-то надо делать. Жертве приходится либо поддаться ему, либо защищаться, но сам факт реальности воздействия тут даже под сомнение не ставится.

Но в случае манипуляции это не так, потому что манипуляция — это лишь стремление воздействовать. Стремление прячется в душе манипулятора, но в наблюдаемой реальности его нет — мы можем лишь предполагать, что человек манипулирует, подозревать, чего он добивается на самом деле. И нередко, кстати, ошибаемся, подозревая то, чего нет.

Доказать факт манипуляции утилитарны невозможно. Желание и цели манипулятора всегда скрыты между срок, в подтексте. Он добивается, чтобы ближний сам дал ему то, чего он желает, и даже сам догадался, что. А сам он остается как бы ни при чем — это важно, чтобы избежать ответственности. Но эта принципиальная скрытость манипуляций — и их главное слабое пункт.

Манипулятор хочет воздействовать, но реализация этого желания (само воздействие) от него не зависит. Он не может даже сделать свое жажда заметным — таковы правила игры. Успех же манипуляции целиком зависит от жертвы. Именно жертва выбирает, воспринять ли подтекст, сразиться ли в его игру. Если она, например, проигнорирует скрытый посыл, манипуляция не состоится, и манипулятор будет бессилен.

Получается, что это не злодеи-манипуляторы всех подчиняют своей воле дьявольскими происками, которым невозможно противостоять, а сами жертвы «обманываться рады». Почему же они это делают? Зачем нам нужно играть в эту игру, в ущерб себе исполняя скрытые желания другого? И как не поддаваться, не вестись на манипуляции?

Почему работают манипуляции?

Чтобы понять, почему манипуляции трудятся, рассмотрим типичный пример.

«У тебя опять посуда не помыта» — изрекает муж, придя с работы. Внешне это извещение о делах жены, которые его не касаются, и о посуде, про которую она сама знает. Зачем он это сказал? Предположим, он хочет самоутвердиться, повлиять на супругу так чтобы, чтобы она почувствовала вину или свое несовершенство, как хозяйки. Или он желает проявить власть, заставив ее срочно помыть посуду. Или просто повод для скандала ищет. Такие у него тиранские удивительные потребности…

Возмутительно? Однако, это лишь его тайные желания и его личные проблемы. В сообщении никакого насилия он не совершил. Он итого лишь хотел на нее повлиять, что, кстати, не доказано. Вся его «манипуляция», если она есть, — в подтексте. В тексте он разве что карабкается не в свое дело (но это тоже его проблемы). Главное, запомним, — он не сказал ничего о ее вине, долге, хозяйственности, о своих жаждах или отношении к ней. Он ее не оскорбил, не унизил и даже никакой претензии не высказал напрямую.

А что с ее стороны? Она прекрасно знает, что посуда не помыта и может удивиться, что муж выступил в роли Капитана Очевидность. Она может в ответ смолчать, проигнорировав его пассаж, сказать что-то типа «ага» и продолжить заниматься своими делами. Может, если уж он хочет зачислить участите в посуде, уточнить: «Да. Хочешь помыть?» В любом случае, тогда его номер не удастся, манипуляции не получится. Причем для этого ей совсем не обязательно «видеть насквозь» его тайные мотивы.

Манипуляция состоится, если она вступит в игру — и это будет не только его, но и ее игра. Положим, она очень хочет в его глазах выглядеть хорошей хозяйкой, ожидает признания, считает, что он должен ее хвалить и не должен указывать на промахи (не колеблясь в его праве ее оценивать). Вот тогда она и «слышит» в его словах подтекст — что он в ней, как в «хорошей хозяйке» сомневается и упрекает. И это ее задевает, потому что она подневольна от его оценки.

Тогда она пытается взять реванш встречной манипуляцией. Например, хочет повлиять на его мнение о себе, оправдываясь: «Я была тяни день занята с ребенком» или «Я плохо себя чувствую». Это к посуде не имеет отношения, а суть ее сообщения тоже в подтексте: «размышляй, что я хорошая хозяйка, несмотря на немытую посуду».

Она может напасть на него в ответ: «А у тебя кран течет». Может произнести, что ей не нравится, что он лезет не в свое дело, диктуя ему, что и как ему следует делать, чтобы ей понравилось. Может броситься мыть посуду, пытаясь загладить свою «вину». Или разобидеться и замкнуться, пытаясь вызвать уже у него чувство вины.

Главное, что объединяет эти ее реакции, — она «читает» подтекст, «слыша» то, чего он не сообщал, потому что для нее это важно. И то, что ее реакция по сути тоже манипуляция — попытка заставить его почувствовать / понять / делать то, что хочет она. Его манипуляция сработала — он добился, чего желал, вызвав ее реакцию на подтекст. Ее манипуляция тоже может сработать, если он среагирует.

Но тогда мы видим уже не невинную жертву тирана и лукавого манипулятора, а схватку двух манипуляторов, где неизвестно, кто победит, но пострадают оба. То есть речь идет не о бессовестном насилии, а лишь о том, что одинешенек «насильник» ударил первым или оказался ловчее другого.

Иными словами, манипуляция работает только в случае подневольности человека и его претензий на чужую «территорию» Игра состоится, только когда по ее правилам играют оба. На манипуляции ведутся манипуляторы, а проигрывает обыкновенно тот, кто больше зависим.

Жертвы манипуляций

Жертвами манипуляторов становятся те, кто тоже (как и сами манипуляторы) хочет того, что им не относится (и хочет больше другого = готов на большие жертвы). Это может быть как материальная «халява», так и желание производить впечатление на иных или выглядеть в своих глазах тем, кем не являешься, надежда на ответную услугу… Главное, их цели и желания — вне их границ, и они сами не против использования лукавства и «легких путей» для их достижения.

Поэтому жертвы и признают правила манипулятивной игры. В первую очередь, они разделяют установку, что одинешенек человек может быть объектом удовлетворения потребностей другого, даже независимо от своей воли. А значит, согласны и сами быть таким объектом. И тем немало, согласны чем-то поступиться ради хорошего выигрыша, даже если догадываются или видят, что ими манипулируют. Вдруг выйдет? Хочется же! — На это их и «ловят» манипуляторы.

Конечно, жертвы обычно тоже ведутся бессознательно. Многие выросли в созависимых семействах и с детства не знали иных отношений, кроме взаимных манипуляций. Для них отношения — это слияние, в обе стороны. Их личные границы нехорошо выстроены либо совсем отсутствуют.

Проверьте себя. Часто жертва и сама не умеет озвучивать свои жажды и просьбы или вообще не в состоянии говорить прямо, обходясь одними «намеками». За этим стоит страх услышать несогласие. А желание получить от другого что-то сильнее уважения к его воле, которого часто вообще нет, — нам кажется, что иной «должен» удовлетворять наши желания, а если он этого не понимает, нужно его «заставить». Его воля — помеха.

Потому, плачась на манипулятора, жертва обычно спрашивает: «Как сделать, чтобы он прекратил (или, наоборот, начал); понял; уважал; оценил; изменился…» Перевод: как мне повлиять на него? Нередко даже запросы ко мне так и звучат: «как заставить его уважать меня, считаться с моими чувствами, желаниями и потребностями?» При том, что ее партнер очевидно к этому не размещён, это просьба научить манипулировать, а не защищаться.

Ответ: Никак! Есть пределы наших возможностей. Изменить мы можем лишь себя. Не надо пытаться не только влиять на другого, но даже желать этого не надо. Здоровый вопрос при схватке с манипулятором не «как заставить его прекратить?», а «почему Я ведусь на манипуляции, и как мне перестать вестись?». Не «как сделать, чтобы он …», а «как сделать, чтобы я …»

Как не вестись на манипуляции?

1. Выйти из позиции жертвы

Позиция жертвы базируется на вере, что на нее можно повлиять помимо ее воли. То кушать ответственность за свою реакцию и состояние она передает другому (что отлично сочетается с тем, что она берет ответственность за реакцию и состояние иного — по логике созависимости). Отчасти это мы уже обсуждали в статье об энергетических донорах.

Жертве часто кажется, что от нехороших манипуляторов необходимо сбежать — и настанет счастье. Не настанет. Увы, манипуляции — неотъемлемая часть нашей жизни, везде и всегда найдутся люд, хотящие чего-то от нас заполучить. Лучше перестать мечтать об утопическом мире, где манипуляций нет, принять реальность и подумать, как научиться в имеющемся вселенной жить без ущерба для себя.

Хотя, конечно, от клинических манипуляторов — тиранов избавиться стоит. Но только потому, что с ними невозможны нормальные взаимоотношения, а не из страха. И с ними, если нет угрозы здоровью, лучше сначала научиться сосуществовать без ущерба — ради себя. С теми же, кто манипулирует от случая к случаю, вполне можно знаться.

Проблема жертвы не столько в том, что она подвергается атакам манипуляторов, сколько в том, что она — жертва. И выбрав стратегию бегства, она останется жертвой, нося в своем сердце неприятеля, который давно про нее забыл или даже ее не знал. Даже если она сбежит на необитаемый остров, причина ее там пребывания останется с ней — она будет жертвой на острове, а не независимым дауншифтером.

Сюда же относится попытка научиться «видеть» манипуляции. Изучение 100500 их разновидностей не поможет им противостоять, а навыворот. Потому что в это время мы продолжаем строить картину мира, где мы зависим от действий других людей, и размываем свои рубежи. Пытаясь разгадать тайны манипуляторов и «бороться» с ними, мы тем самым уже признаем за ними власть и вступаем в их игру. Укрепляемся в позиции жертвы.

Для выхода из позиции жертвы помогут вытекающие установки:

  1. То, что другие люди чего-то от меня хотят и пытаются получить любыми путями — норма жизни. Это их воля, их право и их же моральная ответственность. И я тут ни причем — ничто во мне не вина этого.
  2. Независимо от того, что они хотят или делают, мои реакции на это и то, что им дам, целиком зависит от меня. Это моя воля, мое право и моя ответственность. И если я выбираю «повестись» на чью-то манипуляцию, значит, мне тоже что-то надо, и я могу либо признать «сделку» выгодной, либо с разобраться с собой.

2. Разобраться с кнопочками для манипуляций в себе

Итак, успех манипуляции зависит от жертвы. Чтобы манипуляция сработала, в жертве должны сработать «кнопочки», на какие пытается давить манипулятор. Если этих кнопочек нет, ничего у него не выйдет.

Эти наши «слабые места» есть там, где у нас проблема с границами, «дыры» в них. Разобраться с кнопочками — это выстроить границы. Начинается работа с границами не с «защиты» их через ограничение иных, а наоборот — с возвращения себя в свои границы, очерчивания зоны своего влияния через понимание своих реальных возможностей, с обретения опоры на себя вместо притязания на чужую «территорию».

Кнопка 1. Желание понравиться — как-то выглядеть в глазах другого, пользоваться его расположением и избежать негатива. Манипулятор как бы возлагает ответственность за свое касательство к жертве на нее саму. А она эту ответственность берет. Если для нее его отношение очень важно, ее самооценка зависит от его мнения о себе, то чтобы «завоевать» его расположение, она готова на многое.

Как убрать. Понимать и напоминать себе, что мнение и отношение другого зависит только от него самого и мы не можем (и не должны) на него воздействовать. Выработка независимой самооценки (зависящей только от нас самих), при которой и желания такого нет. Что бы ни думал и как бы ни относился другой — это его дело, и на мое суждение о себе не влияет.

Кнопка 2. Желание как-то себя чувствовать, иметь высокое мнение о себе, даже стоимостью самообмана. Манипуляции на чувстве вины, чувстве долга, жалости, благородстве и проч. При этом жертва сама мнит себя ответственной за самочувствие и порой даже жизнь других людей, считает (хочет считать) себя сильнее, могущественнее, добрее и т.п, чем есть, и готова из кожи карабкаться за сохранение этого идеального образа себя.

Как убрать. Понимание, что жизнь, здоровье, настроение, чувства других от нас не зависят — они отвечают за них сами. Адекватная скромность — я не Бог, чтобы распоряжаться иными. Я даже не сверхчеловек, а такой же человек, как и другие, с ограниченными возможностями. Я не выше, не умнее, не лучше других, чтобы им благодетельствовать. Моя задача — попечение о себе, а другие о себе могут позаботиться сами. И к детям это тоже относится, гораздо в большей мере, чем представляется многим родителям.

Кнопка 3. Желание легкой выгоды, халявы. Это как многочисленные маркетинговые приемы, так и обещания и вложения ближних, за какие они вгоняют жертву в «моральный долг». При этом она соблазняется на чужие ресурсы или не хочет отказаться от них, соглашаясь платить морально.

Как прибрать. Чего не положил — не бери. Материальная опора на себя, отказ от присвоения чужих ресурсов и всего, что не заработано. Понимание, что никто не должен ни обеспечивать, ни помогать взрослому человеку и рассчитывать на это не стоит. Поддержка можно принимать с благодарностью, понимая, что это свободный выбор человека, а не его долг. И мы ничего не должны ему за это. Если известно, что он находит помощь сделкой, влекущей моральный долг, лучше вежливо отказаться или напрямую договориться о цене услуги. Когда мы сами оказываем поддержка — это тоже наш выбор и никто не должен.

3. Практические способы защиты от манипуляций

  1. Игнорирование подтекста. Отвечать лишь на то, что произнесено / сделано явно. Даже если мы прекрасно знаем и «читаем» этот подтекст. Вся прелесть ситуации в том, что манипулятор не может отворено признаться в своих тайных желаниях, а значит, не может и вменить нам, что мы его подтекст игнорируем. Про это знаменитые правила М. Лабковского: «Не отвечай, когда не спрашивают» и «Отвечай лишь на вопрос». В идеале реально научиться слышать только то, что говорят, не пытаясь «залезть в голову» другому за подтекстом.
  2. Не оправдываться, не объяснять, не обосновывать. Кажется, что так вы «защищаетесь», но на самом деле вступаете в игру, отдавая другому власть и пытаясь повлиять на него (переубедить). Кто оправдывается — уже признает вину, кто объясняет — признает право иного требовать объяснений, кто доказывает — признает свою неправоту… И во всех случаях обнаруживает значимость для себя мнения иного и желание его изменить. Вместо этого используйте фразы типа: думай что хочешь, это твое мнение; я так хочу, я так решила, я так нахожу; не хочешь — не верь и т.п. Сначала требует самоконтроля.
  3. Нетипичная реакция. Манипуляторы рассчитывают на определенную реакцию на свой скрытый месседж, опираясь за свое знание людей и собственно нас. Если ответить не так, как он ожидает, у него случится сбой программы, и игра сорвется. Например, можно ответить не на тот подтекст, какой имел в виду он, а на другой, выгодный нам (в примере про посуду это приписывание ему желания помочь). Требует креативности.
  4. «Вывод на незапятнанную воду» через наводящие вопросы типа: «а зачем ты спрашиваешь? что ты хочешь этим сказать? чего ты конкретно от меня желаешь?» При этом ни в коем случае нельзя самому обнаруживать подтекст, добиваясь, чтобы манипулятор его озвучил сам. Он будет крутиться, как уж на сковородке, пытаясь обманывать о своих мотивах и увести разговор в сторону. Даже если прямого признания вы не добьетесь, снова проходить сквозь эту экзекуцию он еще подумает. Требует прокачанных навыков в риторике, если манипулятор сильный, но новичка можно легко срезать проблемой: «Зачем ты мне об этом говоришь?»
  5. Психологическое айкидо. Присоединиться и утрировать, проговорив вслух подтекст без обвинения его (про посуду: «да, еще и пол нечистый — я никудышная хозяйка»). Когда мы вскрываем его карты, манипулятор обезоруживается — ведь явно он действовать не может. Если повезет, то он даже устыдится, раскается и вяще не будет. Если не повезет, то он разозлится, что игра не удалась, но сделать все равно ничего не сможет.

Все эти способы требуют выстроенных собственных границ, то есть внутреннего отделения себя от другого человека: это — я, а это — он, это — мое, а то — его. У типичных жертв с этим большие проблемы — они самодействующи включаются в игру так, как будто обязаны это сделать, и улавливают подтекст и отношение «манипулятора» так, как будто он живет в их собственной башке. Иной раз они даже придумывают манипуляцию на пустом месте, о чем поговорим в следующий раз.

Для экстренного приведения себя в чувство кушать маленькая техника. Вопросы: И что? Причем тут я? (чего я хочу?) В некоторых случаях их даже можно задать вслух, но значительнее задавать себе. Это помогает рефлексировать наше реальное отношение к сообщению, вне зависимости от того, какой реакции ожидает собеседник (о его ожиданиях размышлять не нужно!). Важно отвечать из позиции разделения границ.

Кстати, эти же вопросы полезны и при работе с собственными эмоциями, когда они нас захватывают, с информацией, какая нам кажется достоверной. Примеры такого разговора с собой:

  • «Тетя Маша и ее подруги уже купили этот стиральный порошок» — И что? Причем тут я? Что желаю купить Я и зачем?
  • «У тебя опять посуда не помыта» — И что? Я сама решаю, когда мне мыть посуду.
  • «Как я ныне устала…» — И что? Чем я могу тебе помочь и хочу ли я этого или у меня есть другие дела?

Как не надо защищаться от манипуляций

На самом деле, защищаться от манипуляций не надо вообще. Потому что «защита» идет из позиции жертвы и это уже проигрыш. Не думая ближних в манипуляциях, нам будет проще общаться с ними свободно. Не надо напряженно искать «состав преступления» во всех словах иных людей и видеть вокруг врагов. Лучше думать о себе и своих целях и мотивах. И предыдущие способы «защиты» — скорее не защита, а подспорье для ухода от игры. Для сравнения, обыкновенные способы защиты, которые лучше исключить:

  1. Обвинять партнера в манипуляциях, обличать, предъявлять претензии, возлагать на него ответственность за свои эмоции (например, «я чувствую, что ты на меня давишь») и требовать / просить обращаться с вами иначе. Это грубый выход из границ, показывающий вашу зависимость, да еще и претензии на власть. Конечно, манипулятор не признает свою вину, но зато всласть поглумится над вами, обвинив в неадеквате или деланно пойдя навстречу, но вменив свои условия.
  2. Выход на конфликт — прямая резкая конфронтация («Да пошел ты со своей посудой! Какое твое дело?»). Такая неадекватная реакция может напугать, тогда несмелый манипулятор начнет избегать конфликтов и поищет другие способы воздействия. А некоторые как раз скандала и хотят, и его придется вынести. Но главное, здесь вы сами становитесь манипулятором и даже тираном, а это кривая дорожка.
  3. Встречная сознательная манипуляция. Для успеха наш степень манипуляторского мастерства должен быть выше партнера, нужна изрядная доля цинизма и бОльшая независимость. Если кушать рычаги, можно запугать, купить, заставить считаться… Но, тактически победив, мы все равно останемся в стратегическом проигрыше, продув даже надежду на нормальные отношения. Невозможно заставить другого себя уважать и проявлять искреннее внимание, близость и манипуляции несовместимы. И себя мы этим обессилим — наша зависимость лишь усилится, а жить мы будем постоянно «на линии фронта».

Лучшее средство избежать любых манипуляций — не резаться в эти игры, самому перестав быть манипулятором. Мы можем выбрать жизнь по другим правилам — общаться на основе обоюдного уважения, считаясь с волей и желаниями других и своими собственным. Это требует мужества, сознательного отказа от чужого и опоры на себя — т.е. развития личности и разделения рубежей. Задача масштабная, в иных случаях придется стать почти другим человеком и может понадобиться помощь психолога.

От своих жажд оказываться не нужно, но, если они касаются других, то уважение к личности другого допускает лишь один вариант удовлетворения им наших жажд — добровольный. Совсем добровольный, без нашего подспудного участия. Разумеется, тогда и мы будем свободны в том, чтобы добровольно шагать или не идти навстречу желаниям другого и не подумаем служить средством для его целей, а будем заботиться о своих интересах.

© Чаяние Дьяченко

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here