Отношения родителей с подростком — кто из нас трудный?

183

Ребята растут, и однажды наступает такой момент… когда они вырастают — не век же им вырастать? У них наступает трудный подростковый возраст. А мы не растем, и у нас в отношении ребенка ничего не меняется. То кушать, мы понимаем, конечно, теоретически, что он стал подростком, что он взрослеет, но проявления подросткового года воспринимаем, как ухудшение поведения ребенка, ужасно отставая от жизни.

Родители начинают колотить тревогу — ребенок не слушается. В принципе, это беда извечная, почти с самого рождения несчастливого ребенка: «ребенок в 2 / 3 / 4 / … / 11 / 12 лет не слушается». О том, что вообще-то ребенок слушаться не должен, мы уже сообщали. А как вам такой запрос:  «ребенок 16 лет не слушается»? Так и хочется справиться: да какой же он вам ребенок в 16 (!) лет?! Очнитесь!

А теперь вопрос на засыпку: когда и каким манером ребенок превращается в не-ребенка? Это что, как-то само собой происходит — вдруг, в одночасье? А наше касательство каким образом меняется — тоже само собой? — Пробудились одним прекрасным утром и начали считать своего сына или дочь взрослыми… Неплохо, допустим. А в чем же это выражается? Какие у нас с ним стали тогда отношения, со взрослым? Беспорочно говоря, на этот вопрос я и сама пока ответить не смогу. Зато могу поделиться своим экспериментом прохождения с сыном этого чудесного переходного, подросткового периода.

Что выходит с ребенком в подростковом возрасте

Ну да, гормональная перестройка и все такое. Это вы уже сто раз читали. Чтобы постигнуть, в каком подросток находится психофизическом состоянии, маме достаточно припомнить свою беременность. Мне кажется, аналогия подходящая — в организме происходят схожие процессы: гормональные перепады и взрывы и, как последствие, психическая неустойчивость и некоторое отупение. Но это все банально, а я хочу поговорить о немало важных вещах.

А важнее то, что происходит в душе подростка — как раз это самое обращение из гусеницы в бабочку из ребенка во взрослого человека. Процесс этот загадочен и запускается сам собой — просто время пришло, и очень важно, чтобы он прошел верно, а то… так и останется куколкой или уродом — бабочкой без крыльев, или застрянет в процессе обращения на всю жизнь и будет вечным бунтарем-подростком… Напугала? Сама боюсь!

По сути подростковый годы очень схож с первым переходным возрастом — 2-4 лет, когда дитя впервые осознает себя отдельной личностью со своей волей, а не долей родителей. Так и здесь — он начинает ощущать себя уже почти взрослым человеком, а не дитятей. Это для него новое и очень важное ощущение, он чувствует, что оно правильное, но в то же пора он еще не привык к новому состоянию и вообще не знает, как в нем быть — и потому ужасно не уверен в себе.

Вот эта-то неуверенность и проявляется в слабой чувствительности подростка, особенно когда ему кажется, что с ним обращаются, как с ребенком, не замечая его новоиспеченного состояния. Да, выглядит это иной раз неадекватно, но если понять, что с ним происходит — совсем логично. Это нормальный, здоровый процесс превращения. Кто сказал, что кризис должен протекать незаметно и безболезненно?

Подросток начинает спорить с родителями, бунтовать против итого. Почему? Потому что ему нужно доказать себе и всем, а особенно родителям, что он вяще не ребенок, что он Личность, имеющая свое мнение и свою волю.


Примечание: интенсивность бунта подростка ровно пропорциональна давлению, которое оказывали, и продолжают оказывать, родители. Это право и для малышей 2-4 лет.

Для подростка символом детства, из которого он вырос, является контроль и родительский вес. И соответственно, бунт против этого — символ взрослости. Смешно? А ему совершенно не смешно — для него это серьезно. Наша задача — помочь ему понять, что взрослость совершенно не в этом. Но для этого нужно преодолеть бунт. Как? Очень просто — если не давить и ничего не навязывать, то и бунтовать будет не против чего.

Уместно сказать, полное спокойствие и покладистость в подростковом возрасте — не повод ликовать и думать, что все хорошо. Скорее наоборот — это значит, что ребенок с тихим или немощным характером (ну не все же рождаются геркулесами духа) задавлен родителями настолько, что процесс обращения у него даже не запускается. И он рискует так и остаться гусеницей ребенком — на всю житье. Примеры поищите вокруг — их много.

Еще наш подросток  начинает пробовать старшие «забавы» — сигареты, алкоголь, мат и… что там еще ему было запрещено или недоступно? Он уже прогуливается один, у него уже есть своя компания… Не уследите. Не остановите. Он в два счета обведет вас кругом пальца, ведь он вас так хорошо знает — гораздо лучше, чем вы его, а так называемое нравственное воспитание создало все предпосылки…

Предлог бить тревогу, если подозреваете что-то такое? Нет, не повод. Пока еще это не «порочные наклонности», а попросту невинное познание мира. Малыш познает мир, таща все в рот и играя мамиными кастрюлями и ножами. А подросток входит в большенный мир, и начинает так же познавать его со всех сторон — познавать то, что он не знал раньше. Лишь вот с ним сложнее теперь, чем с малышом…

Да, компания. Возраст с 11 до 17 — это один-единственный период в жизни, когда главным приоритетом является компания, общение — в основном, со сверстниками. Если посмотреть со сторонки, то содержание этого общения довольно посредственное — они не обсуждают вопросы резона жизни или выбора профессии, и вообще, ерундой какой-то страдают… Наши подростки в основном компьютерные игры обсуждают, так.

Однако, на самом деле, на фоне этой «ерунды» они решают значительные задачи — они учатся взаимодействовать, осваивают такие навыки, которые вяще нигде не получат — и позицию свою отстаивать, и отпор давать, и организовывать, и быть членом команды, и реагировать на надувательство и манипуляции, и сами манипулировать — не родителями, а равными себе и независимыми сверстниками. Всякому обучаются — и хорошему, и плохому (с нашей точки зрения), но этот жизненный эксперимент им очень нужен. Без него никак.

О том, что бессмысленно в подростковом возрасте заставлять ребенка обучаться даже говорить не стоит. У него тут такое событие — целое обращение, которое всю его жизнь определит, да еще и гормоны в голову… — какая учеба? Не сообщая уже о том, что бунт против школы и навязываемой там роли примерного ученика тоже входит в программу праздника обращения. Учителя знают, что 7-8 класс — провальный возраст. Подождите, к старшим классам все образуется.

Вы уже в шоке? Что же делать-то с этим подростковым годом, будь он неладен?! Все ведь под откос катится, ребенок от рук совсем откололся, и тут еще пишут, что это все нормально! Успокойтесь, во-первых. Ничего не потеряно — наоборот, все лишь начинается!

Анекдот с намеком: — Сын, ты куришь?! Вот я в твои годы … А впрочем, кури, кури…

Что мастерить родителям с ребенком подростком

Итак, у ребенка, значит, все в порядке. Не в распорядке, как обычно, у нас. И мы своей паникой и неверным отношением можем серьезно навредить его распорядку. Это исходные данные.Что же нам делать? Как помочь, а не помешать ребенку пройти этот тяжелый подростковый возраст?


Подростковый возраст — это последний раз, когда от нас что-то еще зависит в жития нашего ребенка. Дальше у него будет уже своя жизнь, и наше «воспитание» вяще никакой корректирующей роли играть не будет!

Итак, начинаем вертеть скрипучие шестеренки наших мыслей и привычек. Нам надо меняться! Менять наше касательство к ребенку и отношения с ним — уже не ребенком. Да, не угонишься за этими детьми — все-то у них меняется все пора.., а в это время меняться будет очень быстро. Но мы же умные, многоопытные, взрослые, да? Чего мы хотим — чтобы он сегодня был паинькой или вышел в существование по-настоящему взрослым человеком?

На самом деле, проще всего припомнить себя в подростковом возрасте — вспомнить, чего бы нам хотелось от родителей, и дать это своему подростку. Но это утилитарны нереально. Просто поразительно, насколько человек забывчив! А если и помнит, то использовать это со своим дитятей — это как вообще? Он же мой ребенок! Хорошо, подумаем.

В чем, собственно, проблема? Подросток есть в периоде перехода из детства во взрослость, то есть становится самостоятельным человеком. В этот этап, пока он еще не доказал себе и окружающим, что он взрослый, он воспринимает любые намеки на то, что он еще дитя (зависим, не самостоятелен, глуп) болезненно.

Значит, чтобы его успокоить, необходимо дать ему вожделенное ощущение взрослости — в первую очередь, проявить подчеркнутое почтение к его свободе, выборам, праву принимать решения. А чтобы все это не было игрой — на самом деле предоставить ему это право. С иной стороны, наша задача не просто нейтрализовать бунт, а дать ему путевку во взрослую существование, правильно? Значит, надо как-то донести, что взрослость — это не бунт, а ответственность.

Основное — не потерять контакт с ребенком


Да-да, потеря контакта — самая вящая опасность подросткового возраста. Ребенку сейчас его превращение гораздо дорогостоящей, чем отношения с родителями. Если мы будем ему мешать, то он, не задумываясь, начнет от нас таить и скрываться, может даже вообще уйти из дома. И тогда мы не сможем ему и поддержать. А кое-чем мы помочь могли бы — все-таки у нас есть кой-какой опыт, и им можно поделиться. Но кто нас слушать-то сделается?

Вот этот самый подросток и станет слушать — но только если наши взаимоотношения будут для этого подходящими. Он ведь понимает в глубине душе, что он немало чего не знает и можно бы воспользоваться чужим опытом вместо того, чтобы шишки набивать на любом углу… Но чтобы он нам доверял, даже если мы не потеряли его доверие ранее, мы теперь должны стать ему другом, а не родителем, должны успокоить его бунтарство. А для этого вначале — внутренне отпустить ребенка.

Поэтому, если у нас до сих пор и была какая-то обыкновение контролировать, давить, приказывать, запрещать и разрешать что-то своей «волей» (лучше бы этой привычки не было, конечно) — забыли это раз и навеки. Прошли те времена! Теперь мы можем только дружить. Делаем усилие над собой и воображаем, что это не наш ребенок — а наш хороший друг. И советовать мы ему что-то можем только по-дружески — не с росла, не навязчиво, а на равных и с уважением. Причем этот друг не будет влечься  с нами общаться — и это тоже его право. Заботу и опеку тоже придется покинуть… Трудное упражнение, да.

Учимся подростку доверять

Конечно, доверять ребенку надо было и ранее — об этом я много говорила в статье о воспитании мальчиков. Но теперь верить придется иначе, по-взрослому, и риски другие. Доверять, что он сам разберется и сможет зачислить правильное решение. Да, не факт, что завтра — может, через год, два, десять. Но это его существование. Принять решение за него мы все равно не можем. Единственное, что осталось в нашей воли — доверие. Наше доверие не гарантирует его правильный выбор, но может поддержать. Помочь, как минимум, тем, что у него не будет повода упорствовать в каком-нибудь уродстве только из бунта против нас.

А еще потому, что наше доверие и уважение для него весьма важно. Ведь именно мы — напоминание ему о детстве, а значит, именно наше почтение и доверие его разумности может отпустить его из детства. В противном случае, даже будь он президентом, многоуважаемым миллионами людей, если мы будем относиться к нему, как к ребенку — он не сделается до конца взрослым. И президентом тоже не станет, к слову.

Кстати, подростки летально обижаются именно на недоверие и непонимание, которое они видит за контролем, и собственно от родителей. А фальшь они чувствуют гениально — сыграть никак не получится. Собственно я очень благодарна отцу, который в 16 лет мне сказал: «Ты уже взрослая. Я видаю, что у тебя есть своя голова и ты сама разберешься, справишься». В этот момент я почувствовала себя взрослой и ответственной. И благодарность папе — за доверие. Хотя это была формальность — я с 12 лет не жила с родителями.

Обучаемся общаться с ребенком, как со взрослым

А если он/она … Объясняем последствия, спокойно и по взрослому. А как по-иному? Хочешь быть взрослым — получай охапку ответственности. Иногда родители мастерят ошибку, позволяя ребенку многое в подростковом возрасте (да и не запретишь…), но при этом принимают на себя последствия, «страхуют» его, как было в младенчестве. В результате у подростка складывается искаженное представление о жизни, которое будет не лучшей «путевкой».


Когда дочь моей подруги основы общаться с мальчиками, мама заявила ей следующее: Общайся с мальчиками, как желаешь — это твое дело. Но если забеременеешь — это тоже будет твое дело. Я не буду помогать с дитятей — будешь крутиться сама, и зарабатывать тоже. Жестко? Не то слово! Зато в 100 раз доходчивее, чем запрещения или чтение морали. Девушке пришлось посерьезнеть и включить голову — и ни во что не вляпаться.

Как условиться с подростком

Как договориться с подростком, если он что-то не хочет делать? Несложнее простого!  — по-взрослому.


Недавно мой старший сын (14 лет),  с каким у меня вообще никогда не было проблем, на мои просьбы помочь по хозяйству начинов скандалить. Сначала я растерялась и стала скандалить в ответ, пытаясь применить рычаги давления, какие у родителей всегда имеются. Сами понимаете — путь тупиковый. А «семейный» дебош с сыном — это вообще смешно!

Очнувшись, я с ним просто серьезно поговорила. Отметила, что если люди вместе живут, то они как-то сообща и потребности свои обслуживают. Это благоразумно и удобно. Распределение же дел возможно разными способами: по-детски — что мама произнесла, по-деловому — у каждого свои обязанности, по-взрослому — каждый видит, что надо мастерить, и делает. И предоставила ему выбор. Выбора «ничего не делать» — нет, потому что тогда он не член нашего «совместно живем». Так в жизни не бывает — ведь не готов же он жить отдельно?

Он избрал обязанности, обсудили их круг. Получилось на деле все равно по-старому — я об исполнении напоминаю, потому что дом веду я. Но зато никаких вяще скандалов!

Думаю, основные принципы общения с подростком вы поняли. А если отключиться от родительских своих попечений и страхов и попробовать вникнуть в происходящее, то это дивное зрелище — рождение новоиспеченного человека! Когда ребенок родился, делал первые шаги, видал первую бабочку, измазывался кашей, вы любовались и радовались за него, истина? Теперь он тоже рождается — только уже во взрослую жизнь, тоже мастерит первые шаги — и это такое же радостное и завораживающее зрелище!

Да, даже если у подростка перманентная депрессия, она непреходяще ноет и ходит в черном — это тоже особенности возраста. Он так познает себя и мир. Ему тяжело. Очень трудно. И не без вашей вины, кстати — кто его до этого «прессовал» 12 лет? Отведайте его понять и почувствовать, а не приходить в ужас или печаль, пророча своему подростку карьеру дворника или проститутки. Желаю вам постичь и  принять своих почти взрослых детей — подростков, а не стать для них тяжелыми родителями! До встречи в будущих статьях!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here